~Духи Северного Леса~The North Wood~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Духи Северного Леса~The North Wood~ » Рощи магической общины » Поляна Верховного совета


Поляна Верховного совета

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s40.radikal.ru/i087/0905/66/fb32af987618.jpg

На этой поляне проходят заседаний Верховного совета, возглавляемого Верховной ведьмой.
Собрания проходят крайне редко, только если есть очень важное и неотложное дело.

0

2

Антрацитовая кобыла неуверенно фыркнула и остановилась у края поляны, как вкопанная. Тискора приподнялась в стременах и посмотрела через длинные лошадиные уши. Поляна, как ни странно, не пустовала - в её центре стоял, погруженный в свои мысли, один из Старейшин, а собственно Наставник. Почему он здесь в такую позднюю пору? Ведьма удивленно хмыкнула и сползла со спины Смолки, громко приземлившись на землю; мягкий снег скрипнул под сапогами. Тискора оглянулась на свою спутницу и удовлетворенно кивнула - Сайки следовала за ней. Прикусив губу, девушка осторожно вышла на поляну, залитую серебряным светом почти полной луны. Старейшина не шевелился, и только когда расстояние между ними сократилось до двух шагов, соизволил понять голову. Ведьма отвесила короткий полупоклон и сразу перешла к делу, не став тратить время на официальные вежливые фразы.
- У меня для вас важная новость, и боюсь, она вас не порадует. Генерал леса просил передать вам, что нынче в лесу опасно; странный мальчишка-псих убивает невинных жителей. Феанор собирается разобраться с ним, но он хотел бы, чтобы все жители Ордвиста были оповещены. Не могли бы вы послать гонца в город?
Сначала Тискора показалось, что Наставник её не просто не слушает, но даже не слышит. На старом, изможденном переживаниями лице не отражалось ничего, кроме задумчивости; непонятной и бессмысленной для девушки, которая торопилась поскорее попасть куда-нибудь в теплое место. Потом Старейшина нахмурился, одними губами что-то прошептал и поднял серые глаза на ведьму.
- Конечно, это серьезно. Гонец уже в пути, а ты можешь отдыхать. Прости за мое невнимание, беженцы… их все больше.
Тискора кивнула и молча передала Наставнику её недавний разговор о нашествии орков Старейшине. Тот кивнул и ещё больше понурился. Коротко вздохнув, девушка кивнула бывшему учителю на прощание и подошла обратно к лошади. Сайки ждала её там.
- Ну что, куда теперь? Может, ко мне домой? Там тепло и поесть найдется… идем.
Возражений ведьма не ждала,  в том состоянии, в котором находилась лисичка, спорить и вообще говорить не хочется. Ей будет полезно согреться и поесть, да и наконец-то сон ей не помешает, ночь на дворе, в конце концов. Ласково улыбнувшись Сай, Тискора вскочила в седло и указала Смолке направление. Смышленая кобыла живо потрусила в сторону дома.

0

3

Изо всех сил Сайки старалась не отставать от Тискоры. Лисичка то и дело спотыкалась, но ее это нисколько, казалось, не отвлекало от мыслей. Только оказавшись на поляне, песец пришел в себя и огляделся. Она была необычайно светлой, как бы глупо это не звучало. Лунный свет заливал все вокруг жидким серебром. Легкая аура спокойствия и безопасности коснулась Сай, вбирая в себя всю боль и страх. Как... хорошо... - лиса не выдержала и легла на спину, задрав лапки к небу и потянулась. только сейчас она поняла НАСКОЛЬКО устала. Сейчас бы заснуть.
- У меня для вас важная новость, и боюсь, она вас не порадует. Генерал леса просил передать вам, что нынче в лесу опасно; странный мальчишка-псих убивает невинных жителей. Феанор собирается разобраться с ним, но он хотел бы, чтобы все жители Ордвиста были оповещены. Не могли бы вы послать гонца в город? - лиса вздрогнула и перевернулась на живот. Ведьма разговаривала со старым, хотя хорошо сохранившимся мужчиной, видимо одним из старейшин. Тот, казалось, сначала не услышал ее, но вдруг тихо, очень тихо проговорил:
- Конечно, это серьезно. Гонец уже в пути, а ты можешь отдыхать. Прости за мое невнимание, беженцы… их все больше.
Сайки по-птичьи склонила голову. Беженцы?.. Орки?! - шерсть на загривке встала дыбом. Нет, это далеко. Здесь все будет хорошо. - Сай вздохнула, успокаивая расшатавшиеся нервы.
- Ну что, куда теперь? Может, ко мне домой? Там тепло и поесть найдется… идем. - лисичка согласно кивнула и затрусила следом за Смолкой к дому ведьмы.

0

4

----------------------->Юго-Восточное побережье
Копыта лошадей мягко ступали по пушистому снегу. Сумрак направил коня не к резиденции Совета, где нужно было бы около часа препираться со стражей и ждать, пока тебя допустят к Старейшинам, а к поляне, на которой чаще всего можно было бы застать хотя бы одного из Мудрых. Плохие вести камнем лежали на душе, и вампир неосознанно натягивал поводья, замедляя бег лошади, но Поляна была все ближе. Откладывать сообщение о пленении Генерала было нельзя, и Верес спрыгнул с коня, привязав того к березке с краю поляны. Повернулся к Лину, стараясь выдавить ободряющую улыбку:
- Побудь здесь. Не хочу, чтобы ты тоже попал под горячую руку кого-нибудь из Совета. Пусть лучше кричат на меня... - Сумраку не особо хотелось оставлять молодого вервольфа одного - мало ли, что придет юноше на ум? Неспокойно было как-то на душе при взгляде на его сжатые кулаки и закушенную губу. Не зря ведь Феанор просил за побратимом присмотреть...
И все же брать волчонка с собой не стоило. Кто знает, что скажут сгоряча Старейшины о поступке Генерала и не оскорбится ли этим Маэглин. Рано ему еще с Советом общаться. Вампир решительно развернулся и пошел на поляну, высматривая там кого-нибудь.
Этот "кто-нибудь" нашелся быстро - один из самых уважаемых членов Совета. Верес поклонился Мудрому и начал официальным сухим тоном излагать суть происшедшего.

0

5

----------------->Юго-Восточное Побережье
С того самого момента, как Сумрак обнял его на Побережье и не дал увидеть гибель Леголаса с Асандром, Ломион был словно в каком-то оцепенении. Он не слышал, как Верес раздавал приказы - только смотрел, как несколько Рыцарей подняли тело Леголаса, подцепили веревками мертвого единорога и понесли к крепости, как один из воинов привел в чувство девушку и повез ее в Ордвист... Юноша без единого слова повиновался вампиру и вскочил в седло, однако дороги не видел и едва ли понимал, куда они едут, погрузившись в невеселые мысли. Ему хотелось сейчас плюнуть на все и мчаться на Побережье, спасать брата, напасть на Изгнанников, отомстить им за убийство двух соратников...
Его конь, Пламенный, к счастью, был внимательнее хозяина и не отставал от лошади Сумрака. Когда жеребец остановился, Лин вздрогнул и поднял глаза, с некоторой долей удивления оглядываясь вокруг и судорожно сжимая побелевшими пальцами ремни поводьев. Чуть помедлив, спрыгнул на землю вслед за вампиром, вопросительно посмотрел на него.
- Побудь здесь. Не хочу, чтобы ты тоже попал под горячую руку кого-нибудь из Совета. Пусть лучше кричат на меня... - оборотень кивнул, с тоской глядя на спину любимого, направившегося к Старейшинам. Затем пнул какую-то ветку и быстрым шагом направился к городской конюшне, отвязав лошадей и ведя и за собой. Пусть Сумрак побегает, поищет... Сразу от конюшни Ломион направился в лес, ожесточенно пиная все, что только можно было пнуть...
Через час, а может и больше, молодой вервольф вышел на окраину Ордвиста. Повертел головой, пытаясь понять, куда забрел, принюхался... И зарычал, оскалив клыки:
- Что за?... - он помнил это запах. Тот Изгнанник, Алекс - Лин встречал его сначала в ордвисте, потом на Побережье. Тот участвовал в похищении девушки... И теперь опять здесь? Спустя всего несколько часов? Ломион перевоплотился в волка, на мгновение удивившись тому, что его зверь чуть изменился, выглядя уже не годовалым волчонком, а молодым волком, и помчался по запаху.
------------>жилище Ришь

0

6

Разумеется, Совет Старейшин был попросту в бешенстве. Ввиду отсутствия самого Феанора, как виновного в "полнейшем безрассудстве и разгильдяйстве", Мудрые добрый час песочили ни в чем не повинного Сумрака. Вампир откровенно скучал и, давя зевки, усиленно изображал искреннее раскаяние. Мысли же его были далеко от всех слов Старейшин: они то устремлялись к далекому Побережью, к плененному Генералу, то возвращались к оставленному в одиночестве Ломиону. Нехорошее предчувствие все усиливалось, зудело где-то на задворках подсознания, и Верес нервничал, мечтая лишь о том, чтобы его поскорее отпустили.
Наконец, клятвенно заверив Совет, что Генерала Рыцари спасут и все будет хорошо, темноволосый Рыцарь откланялся и спешно покинул поляну. Как он и подозревал, юного оборотня там, где его оставили, не обнаружилось. Вампир выругался сквозь зубы и воззвал к связи, созданной между ним и юношей после того, как Сумрак пил кровь зеленоглазого волчонка.
Связь ожидаемо указала направление, в котором нужно искать парнишку, а так же то, что молодой оборотень уже с кем-то дерется. Причем сильно рискует своей пушистой шкуркой... Верес , не теряя времени, рванул через лес к тому месту, где должен был находиться его любимый. Лишь бы только Маэглин продержался до его прихода... Но вампир чувствовал, что юноша уже ранен, причем не единожды, и постепенно слабеет. Что же там случилось? Рыцарь побежал со всей доступной ему скоростью.
------------------->Жилище Ришь

0

7

------------->Обитель Феанора и Маэглина
Весь путь по городу от дома до поляны Верховного Совета необычную парочку сопровождали удивленные взгляды. Ну конечно - Генерал Рыцарей Леса, о котором еще вчера было известно, что он находится в плену на Побережье, а то и вовсе погиб, спокойно шагающий рядом с темным эльфом. Были и те, кто признал в Армго Изгнанника, так что многие из любопытства на почтительном расстоянии шли следом за эльфами. Феанор только кривил губы в снисходительной усмешке и тверже ступал, гордо держа голову и отвечая особо недовольным появлением в черте города преступника холодным взглядом черных глаз. Пока что этого хватало, чтобы на полуслове оборвать возмущенный вопрос или возглас в стиле "Что происходит? Что этот здесь делает?"
И все же темноволосый рыцарь старался держаться как можно ближе к дроу, так, чтобы чувствовать плечом его плечо. Он и в самом деле был готов сражаться за Тос'уна, если придется, но попадавшиеся на пути Рыцари имели куда больше уважения к своему лидеру, чем простые жители. С вопросами они не лезли, а вот возмущавшихся крикунов отогнали.
И вот, наконец, Изгнанник и Генерал предстали перед очами Совета. Седовласые эльфы смерили обоих воинов изумленными взглядами и решили таки позволить им высказаться. Ну хоть не сразу приказали Изгоя в темницу бросить... Феанор вежливо поклонился старейшинам и коротко, четко отрапортовал:
- Уважаемый Совет, я покорнейше прошу вас позволить Тос'уну Армго вернуться в Лес. Этот дроу своими деяниями искупил то преступление, за которое был изгнан, и я свидетельствую об этом. Армго помог мне бежать из плена, оружием проложив дорогу среди Изгнанников, а незадолго до этого вместе со мной участвовал в убийстве Мастера Темного Братства. Так же он не раз передавал рыцарям сведения относительно планов Изгнанников, чем оказал нам всем неоценимую помощь, - вот это уже за уши притянуто, но Совет надо убеждать любыми методами...

0

8

- Уважаемый Совет, я покорнейше прошу вас позволить Тос'уну Армго вернуться в Лес. Этот дроу своими деяниями искупил то преступление, за которое был изгнан, и я свидетельствую об этом. Армго помог мне бежать из плена, оружием проложив дорогу среди Изгнанников, а незадолго до этого вместе со мной участвовал в убийстве Мастера Темного Братства. Так же он не раз передавал рыцарям сведения относительно планов Изгнанников, чем оказал нам всем неоценимую помощь.
Старики, не переглядываясь даже, обменялись мыслями. Мнения разделились, и, как всегда в таких случаях, вперед выступил самый старый из них - среброволосый Эртхэйа с затянутыми пеленой глазами. Он не видел вот уже четыре десятка лет, но чувствовал землю под ногами, воздух вокруг себя так же отчетливо, как любой из зрячих.
- Феанор, юный генерал, - мягко обратился Эртхэйа к просящему. - Юный боец. Твоя доблесть и храбрость известны всему Лесу, и нет никого, кто бы усомнился в твоей чести. Но можем ли мы сказать то же самое об эльфе, которого ты привел сюда на наш суд? Он служил на Стене, ограждающей мирных жителей от тех, в ком больше зверя, чем разумного существа... он клялся убивать лишь тех, кто будет угрожать покою Леса, быть преданным клинком, клялся перед богами.
Эртхэйа умолк ненадолго, отцепил от пояса флягу с колодезной водой и отпил несколько глотков. С каждым годом ему становилось все труднее говорить, дышать, ходить - да что там, он уставал просто жить.
- Гм... он предал богов. Он предал тебя, юный генерал. Он поддался гневу, в одно мгновение отказался от всего, чему обещал быть верным. Легко судить, да, юный боец? У него были свои причины, он не мог больше терпеть подобного отношения, у него есть чувства, у него есть сердце... но у него нет чести. И ты сам сказал мне об этом только что. Он предавал Темное Братство, как в свое время предал рыцарей, уйдя по побережье и занявшись грабежом и убийствами. Ты поручишься за него, ты проследишь за ним, ты готов умереть за него... но Лесу не нужен генерал, которому нет дела до гарнизонов и службы, генерал, чин и доброе имя которого уравновешивает на другой чаше весов бывший изгнанник.

0

9

------------->Обитель Феанора и Маэглина

Дорога была очень неприятной и оттого казалось, что она была слишком долгой... Все эти враждебные взгляды мирных жителей и встречающихся по дороге рыцарей угнетали. Темный шел с высоко поднятой головой, стараясь не обращать внимание на перешептывания и возмущенные выкрики толпы... Но чем дальше он шел, тем отчетливее понимал, что даже если Старейшины примут его, это не конец всем трудностям. Сможет ли кто-нибудь доверять изгою?
Оказавшись перед очами Совета, дроу почтительно поклонился им и молча выслушал речь Феанора. Некоторые факты там были явно приукрашены, конечно, но Старейшинам об этом знать было вовсе необязательно.
Дроу больше уже ни о чем не волновался, решив принять любое решение Совета, каким бы оно ни было. Темный эльф опустил глаза в пол и напряженно прислушался, когда начал говорить самый старый из эльфов.
С каждым произнесенным словом Армго все больше и больше мрачнел. Совет не собирался его принимать и здесь не помогут даже уговоры Феанора. Но когда Старейший усомнился в генерале, изгнанник не мог просто стоять и молчать. Не хватало еще, чтобы из-за него у возлюбленного были крупные неприятности.
- Вы совершенно правы, - смиренно ответил Тос'ун. - Но позвольте заметить, я не предавал Темное Братство, потому что никогда не был предан ему... Я допустил серьезнейшую ошибку в своей жизни, но кто из нас не допускает ошибок? Я почти сразу же пожалел о своем поступке и хотел искупить свою вину. Но я прекрасно понимал, что это будет сделать совсем непросто, - если не сказать, невозможно, - поэтому я сразу же ухватился за возможность убить Мастера. Феанор мне очень сильно помог... И я прошу Совет Старейшин о милосердии и понимании.
Дроу замолчал. Он старался говорить как можно спокойнее, но не был уверен, что его голос был полностью бесстрастным.

0

10

"Юный генерал" мысленно поморщился от такого обращения, однако почтительно выслушал старейшину. Какждое слово древнего эльфа оседало горечью в душе, отдавалось ножом по сердцу - Совет вовсе не горел желанием с распростертыми объятиями принять назад убийцу, Изгнанника. И точно так же не хотел видеть на посту главы защитников Леса того, кто пришел ратовать за предателя и преступника...
Темные глаза Феанора на миг вспыхнули гневом - нельзя его назвали Пламенным духом, ой не зря. Но тут вперед выступил Тос'ун, и Генералу волей-неволей пришлось сдержать свой порыв, дать дроу возможность высказаться в свое оправдание. И это было правильным - сейчас им обоим нужно хотя бы выглядеть бесстрастными и покорными, пусть внутри все и горит огнем...
- ...Феанор мне очень сильно помог... И я прошу Совет Старейшин о милосердии и понимании. - а вот теперь можно и высказаться самому. Темноволосый эльф снова поклонился Совету, привлекая к себе внимание, и негромко заговорил:
- Что есть честь, а что есть предательство, почтенный Эртхэйа? Можно убить, защищая свою честь, ведь иначе предашь себя. Можно предать себя, не ответив обидчику, но зачем тогда Лесу защитник, не способный постоять за себя? Но даже если сделан неверный выбор, это не значит, что о нем нельзя сожалеть... Раскаявшемуся стоит дать шанс. И если Лесу не нужен Генерал, способный сочувствовать раскаявшимся - я уйду. Ведь отказ протянуть руку помощи тому, кто спас мою жизнь, будет еще большим пятном на моем добром имени. Мне не нужен чин и пост, если они могут стать препятствием возвращения Армго в Лес. Я готов поручиться за него, готов освободить пост Генерала, чтобы не бросать тень на всех Рыцарей тем, что ратовал за бывшего Изгнанника, - да. Даже на это Феанор был готов пойти ради того, чтобы Тос'уну не пришлось уходить в неизвестность. Хотя в любом случае воин пошел бы за дроу. Он был ему должен не меньше, чем жизнь...

0

11

- И я прошу Совет Старейшин о милосердии и понимании.
Эртхэйа устало потер виски кончиками пальцев. Он уже был слишком стар, а подобные разговоры еще больше утомляли и без того дряхлое тело. Слова изгнанника ничуть не впечатлили старейшину. Раз дроу ошибся один раз, то вполне может ошибиться и в другой раз. Не стоило верить словам предателя... Пусть он и совершил доброе дело, но разве может всего один хороший поступок искупить плохой?
- Мне не нужен чин и пост, если они могут стать препятствием возвращения Армго в Лес. Я готов поручиться за него, готов освободить пост Генерала, чтобы не бросать тень на всех Рыцарей тем, что ратовал за бывшего Изгнанника.
Старейший ясно услышал потрясенные вздохи других членов Верховного совета, а потом и тихий шепот. Никто и подумать не мог, что дело примет такой серьезный оборот. Подумать только, из-за какого-то изгоя может пошатнуться абсолютно все в Ордвисте. Этого нельзя было допустить... Если бы Эртхэйа мог видеть, то в его глазах можно было бы ясно прочесть немой упрек и укоризну. Старейшина поднял руку и шепот прекратился. На поляне воцарилась абсолютная тишина.
Старейший тяжело закашлялся. Когда приступ прекратился, он, наконец, стал говорить.
- Тос'ун Армго, - начал Эртхэйа. И все замерли в ожидании решения. Никто не зароптал. Никто не возмущался по поводу того, что не было совместных переговоров со всеми Старейшинами из-за этого изгнанника. - Ты останешься в Ордвисте, - объявил Старейший и кожей ощутил облегчение дроу. - Но не потому, что мы тебе поверили. Будь вечно благодарен стоящему рядом с тобой рыцарю. Идите, - махнул рукой старейшина и, устало понурившись, медленно скрылся в тени деревьев, давая понять, что дело завершено.

0

12

Лиловые глаза изгнанника изумленно и в то же время гневно вспыхнули, когда Тос'ун услышал заявление Феанора. Как этот идиот может такое говорить? Разве он не понимает, что он слишком важная фигура в лесу, чтобы можно было вот так просто отказаться от своей должности? Изгой ясно читал удивление и неприязнь к себе на лицах старейшин. Конечно, они не ожидали того, что генерал может пойти на подобное ради какого-то дроу. Когда на поляне воцарилась тишина, Тос'ун полуприкрыл глаза и затаил дыхание. Сейчас должна была лишиться его дальнейшая жизнь. Да что уж тут говорить, слова старейшины сейчас могли звучать как приговор. Или жизнь, или смерть. Если Темному откажут, куда ему идти? И ради чего жить? Нет цели, нет существования.
- Ты останешься в Ордвисте.
Дроу пошатнулся и едва устоял на ногах. Какое-то сумасшедшее чувство струилось по венам и попадало в мозг, отчего голова просто пошла кругом...
- Спасибо... - одними губами прошептал Темный.
- Но не потому, что мы тебе поверили. Будь вечно благодарен стоящему рядом с тобой рыцарю.
Глаза дроу неожиданно погасли.  Он не ожидал подобного. Вернее, он знал о подобной возможности, но почему-то в самом деле надеялся на то, что его примут назад потому, что поверят. И поэтому такие слова звучали для Тос'уна особенно неприятно и горько. Но он же все-таки останется здесь..
- Я понимаю... И буду вечно обязан, - словно загипнотизированный, пробормотал дроу, мельком взглянув на Феанора, а после медленно уходя прочь с Полны Верховного Совета. Куда - без разницы.

-----------)???

0

13

Что и следовало ожидать. Растерянность, непонимание, укоризна и даже гнев и неприкрытая неприязнь во взглядах Старейшин. Да, его заявление было, пожалуй, чересчур резким и дерзким, было чем-то неслыханным, но Феанор ни сколько не жалел о своих словах и не собирался брать их обратно. Это был его последний козырь, и выложил его Генерал, руководствуясь не только импульсивными эмоциями и ослепившей его, как подумают многие, привязанностью, любовью, но и трезвым, холодным расчетом. Не зря он в таком достаточно юном возрасте выбился в лидеры защитников Леса, очень не зря. Совет прекрасно понимает, что смена Генерала ни во что хорошее не выльется.
- Тос'ун Армго. Ты останешься в Ордвисте, - темноволосый Рыцарь склонился перед старым эльфом в низком поклоне, но лишь для того, чтобы скрыть сумасшедшую радость в глазах и счастливую, торжествующую улыбку, которая была бы неуважением ко всему Совету. позволь он увидеть ее.
- Но не потому, что мы тебе поверили. Будь вечно благодарен стоящему рядом с тобой рыцарю. Идите, - вот ведь тварь... Знал, как побольнее ужалить. Эльф выпрямился, хмуро глядя вслед уходящим Старейшинам - радость осталась, но с привкусом горечи.
- Я понимаю... И буду вечно обязан, - слова Тос'уна обожгли не хуже удара плети. Феанор быстро догнал дроу, направившегося вглубь леса, и с силой стиснул его плечо, прошептав на ухо:
- И думать не смей. Я был должен тебе. И я всего лишь выплатил долг... Пойдем, - Рыцарь уверенно направился к Крепости. Можно было бы вернуться в его жилище здесь, в Ордвисте, но, во-первых, эльф хотел побыть наедине с Армго, а во-вторых, не хотел мешать Сумраку и раненному Лину. Пускай мальчишка отсыпается под присмотром вампира.

----------------->Замки рыцарей. Комната Феанора

Офф: отвечай уже там.)

0


Вы здесь » ~Духи Северного Леса~The North Wood~ » Рощи магической общины » Поляна Верховного совета