~Духи Северного Леса~The North Wood~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Духи Северного Леса~The North Wood~ » Лесные озёра и реки » Солнечный берег


Солнечный берег

Сообщений 61 страница 90 из 108

61

Издав непонятный звук, похожий на “вя”,  Сай как можно спокойнее перенесла неожиданную перестановку. Почувствовав под лапами мох, лиса удовлетворительно потопталась на месте. Теплый мох был приятнее холодного песка. Тем более, что поднимающийся над рекой молочно-белый туман уже успел опуститься на ее пушистый мех и теперь блестящими капельками сверкал на кончиках волосков.
- Подожди меня немного...
- Хорошо. - Сайка пошевелила ушами, с интересом наблюдая за суетящимся Эвъйо. Потом, пользуясь тем, что во мху обитает множество жучков, устроила маленькую охоту. Как известно лисы могут, есть практически все. Облизнувшись и подняв голову, лисичка заметила небольшую горку сухих веток. Костер? - ей стало интересно. Да, это был костер, в этом белая лиса убедилась, когда эльфенок развел огонь. Все тот же магический огонь. Теплый, уютный и неопасный. Сайки подошла ближе и легла около эльфа.

0

62

-------------------Ордвист. Таверна.
Нельзя сказать, что скакать галопом по берегу реки в сумерках, перепрыгивая через препятствия и уворачиваясь от низко нависающих ветвей деревьев легкое дело. Особенно если ты еще несколько обременен покупками. Но Мельхиор замедлил бег только совсем недалеко от того места, где оставил Эвъйо и Сайки. Золотистый речной песок мягко приглушал стук копыт. Кентавр перевел дух и постарался принять вид как можно более пристойный менестрелю и Наставнику, что у него не слишком хорошо получилось. С мягкой усмешкой Бродяга двинулся к сияющему в отдалении огоньку, возле которого из темноты были отлично видны маленькие фигурки эльфенка и двуххвостой лисички. Стараясь ступать бесшумно, светловолосый кентавр осторожно приблизился к костерку, а затем неожиданно подхватил Эвъйо на руки и закружил в воздухе: Привет, малыш! Видишь, я вернулся! И тебе снова привет, лисичка! Синеглазый менестрель рассмеялся и опустил ученика обратно на песок, протянув ему принесенные из Ордвиста свертки: Держи, Эвъйо. Здесь одеяло для тебя и ужин для всех нас. Мельхиор опустился на мягкий мох у костра рядом с мальчиком, весело и добродушно улыбаясь.

0

63

Костерок тихо потрескивал, отгоняя мрак и сырость. Неподалёку с ноги на ногу переминался пони, совсем рядом лежала Сайки. Все было довольно мирно и даже, пожалуй, уютно. Однако Эвьйо беспокоился из-за отсутствия Мельхиора. Он верил, что учитель вернется, но все же тревожность не отпускала. К тому же эльфенок мучился голодом. Кроме нескольких ягод утром и какой-то плюшки, купленной для него Тис на рынке, он сегодня ничего не ел. В животе заурчало и Эвьйо смущенно накрыл его ладонями. Мысль о том, что можно поискать съедобных трав и корешков, пришла к нему слишком поздно - теперь, в темноте, он вряд ли смог бы найти их, да и боязно было отойти от яркого язычка костра во все более густой мрак, окутывающий лес.
Внезапно эльфенок почувствовал, как что-то схватил его сзади, и испуганно вскрикнул, подлетев в воздух. Сердце колотилось как бешеное.
- Привет, малыш! Видишь, я вернулся!
С перепугу Эвьйо даже не сразу узнал учителя. Он смотрел на Мельхиора широко распахнутыми глазами, и когда его опустили обратно на землю, чудом ухитрился не отступить прямо в костёр. Однако когда кентавр протянул ему свёртки - оторопь отпустила мальчика и он неуверенно взял принесенное музыкантом, дрожащими пальцами развязывая мешки, раскладывая еду. Её вид и запах окончательно развеяли страх, и эльф даже улыбнулся Мельхиору.
- Я так рад, что Вы вернулись... - прошептал он. - А мы костёр разожгли... ничего?

0

64

- Я так рад, что Вы вернулись... А мы костёр разожгли... ничего? мельхиор погладил ученика по темным волосам: Ну, разве я мог не вернуться? Эвьйо, я не брошу тебя... А насчет костра - ты просто молодец, малыш! Менестрель протянул к огню озябшие ладони, а затем взял у мальчика привезенную с рынка еду. Вскоре над жарким огнем жарились кусочки хлеба, между которыми скворчала и испускала восхитительные запахи колбаса. Отблески оранжево-красного пламени плясали на обнаженном торсе и задумчивом лице кентавра, делая его таинственным и древним, словно вырезанным из дерева. Деревья за его спиной таинственно шумели, отбрасывая черные страшные тени. Синеглазый кентавр тихо обнял мальчика за плечи и прижал к себе, укутав одеялом.
Через несколько минут еда была готова. Мельхиор снял с прутиков поджаренный хлеб и колбасу, сделал бутерброды и, улыбнувшись, протянул ученику и лисице: Держите... Приятного ужина!

0

65

Около костра было тепло и уютно. Страх перед огнем быстро прошел, и теперь Сай вовсю наслаждалась обстановкой. Она, кажется, даже заснула. Во всяком случае, ей так показалось. Неожиданно до ушей белой лисичке донесся стук копыт. Вскинув голову и принюхавшись, Сайки поняла, что это возвращается кентавр. Потянувшись, она приветливо тявкнула Мельхиору. Лиса была рада его возвращению. Сдерживая добродушный смешок, она наблюдала за менестрелем и его учеником, не забывая при этом обнюхать свертки. Еда и кое, какие вещи. Колбаска... - лиса прикрыла глаза. Это была большая охотница до всяких видов колбас и сосисок. Помахивая хвостами, она кружила вокруг костра, в вечернем полумраке напоминая одного из многочисленных лесных духов. Когда все было готово, этот пушистый комок шерсти все же сдержался, и произнес - Спасибо!... - после чего с аппетитом схрумкал еду. Почувствовав себя еще лучше и слегка разомлев, Сай растянулась у костра во всю длину, посверкивая рубиновыми глазами.

0

66

- Ну, разве я мог не вернуться? Эвьйо, я не брошу тебя... - кентавр успокаивающе погладил эльфенка по голове, и Эвьйо понял, что уже совсем не боится. Учитель обещал, что вернется, и вернулся. И хоть он напугал мальчика своим появлением из темноты - Эвьйо даже не подумал обидеться.
- А насчет костра - ты просто молодец, малыш! - Мельхиор протянул к огню изящные руки, и эльфенок снова залюбовался тонкими изящными пальцами музыканта. Посмотрев украдкой на свои исцарапанные пальцы, Эвьйо подумал, сможет ли он играть так же хорошо, как Мельхиор. Ему очень этого хотелось.
Кентавр тем временем ловко нанизал принесенную еду на прутики и изжарил над костром. В воздухе поплыл такой восхитительный запах, что у Эвьйо снова заурчало в животе.
- Держите... Приятного ужина!
Мальчик взял поджаристый бутерброд, пробормотав слова благодарности, и жадно набросился на еду, в минуту умяв свою порцию. Лицо эльфенка приняло блаженное выражение и он прилёг на мох, подожив голову на Сайки, используя лисицу, как пушистую подушку.

+1

67

Мелиор меланхолично наблюдал за игрой языков пламени. Умиротворенность опустилась на их маленький мирок, ограниченный отблесками костра - кентавр чувствовал, что и Эвьйо, и двуххвостая лисица засыпают. Менестрель привычно убрал все свои инструменты, а также рог и флейту ученика подальше в мешок, для того, чтобы утренняя роса не испортила их. Затем светловолосый музыкант осторожно опустился на землю рядом с Эвьйо, лег на бок и крепко прижал темноволосого пацаненка к груди, защищая от ночной прохлады. Руки ему щекотал пушистый белый мех Сайки, отчего Мельхиор тихо фыркал себе под нос. Было довольно тепло, неподалеку убаюкивающе бормотала речка, от которой иногда доносился плеск - это вышла на ночную кормежку выдра. В кустарнике тихо щебетали отходящие ко сну мелкие птички. Менестрель, почувствовал, что засыпает. Вскоре его синие глаза закрылись...

0

68

После ужина Эвьйо разморило и эльфенок сам не заметил, как задремал. Сквозь сон он чувствовал, как Мельхиор ходит неподалеку, мягко переступая точеными копытами по густому мху. Тихо тренькнула потревоженная струна. Наверное, он прячет инструменты... - подумал Эвьйо и попытался устроиться поудобнее, однако Сайки выскользнула из под его головы и свернулась пушистым клубочком рядом. По всей видимости, ей не нравилось быть подушкой. Мальчик решил было снова подобраться к ней, полуинстинктивно ища тепла, но тут Мельхиор вернулся и бережно обнял его, прижав к груди. И как он не мерзнет без одежды? - сонно подумал эльфенок, ткнувшись носом в грудь кентавра. В объятиях музыканта было тепло и удивительно спокойно. Эвьйо прижался к учителю, промурлыкав что-то невнятное, и тихо засопел, впервые за много-много ночей заснув с улыбкой на губах.

+1

69

Ночь была довольно прохладной, поэтому Мельхиор сквозь сон порадовался тому, что густые, переплетенные ветви лесных деревьев надежно защищают их от ветра. Костер горел долго, но к утру от него остались лишь остывшие почерневшие угольки. Проснувшись, менестрель первым делом подумал о том, что нужно бы развести огонь заново и приготовить завтрак. Эвьйо тихо посапывал в кольце рук светловолосого кентавра, отчего желание заботиться о мальчике у музыканта разгоралось еще сильнее... Он осторожно переложил мальчика на мягкий мох и накрыл еще одним одеялом, после чего поднялся на ноги и занялся приготовлением завтрака, стараясь при этом не наступить на Сайки, свернувшуюся у костра в клубок и напоминающую маленький сугробик снега. Через каких-то десять минут веселый огонек жадно пожирал сухой хворост, а над поляной поплыли дразнящие ароматы готовящейся еды... Мельхиор не стал будить лисичку и эльфенка, зная, что аппетитные запахи проникнут в их сон и призовут к столу гораздо надежнее.

0

70

Сайки осторожно выбралась из-под головы Эвьйо. Распушим белый мех, она свернулась тугим клубочком, прикрыв глаза и черный нос хвостами. Ночь выдалась холодная, и лиса возблагодарила Богов за свою шкурку. Эта ночь, негромко покашливая, напоминала, что уже осень, скоро зима.
Белесый туман клубился внизу, у реки, тщетно пытаясь дотянуться до их небольшой компании. В траве мелодично стрекотали цикады. Под их пение и тихую возню засыпающих друзей, Сай провалилась в глубокий омут сна. Темный и мягкий, подобный черному бархату. Лисе редко снились сны. Чаще всего ей виделась эта темнота, словно все исчезло, и в мире нет никого, кроме маленькой лисички. Белый мех мягко светился во мраке, являясь единственным источником света, а лапы бесшумно ступали по воздуху.
Неожиданно, в столь непонятный, но от этого не менее приятный сон, ворвались запахи. О, этот запах мог поднять кого угодно. Еда… Уши Сайки встали торчком, а угольный нос высунулся из прикрывших его хвостов, жадно втягивая воздух. Скребя коготками по твердой земле, Сайка поднялась и широко зевнула.

0

71

Эвьйо снились странные сны. Вот он, совсем маленький, почему-то одетый в пёстрое платье, бегал с другими детьми по улочкам какого-то селения, совсем не похожего на Ордвист, но тоже красивого. Солнце весело поблескивало на оконных стеклах, ветер нёс одуванчиковый пух. Впереди искрилась лента воды - дети бежали к реке... Эльфенок улыбнулся и заворочался в руках кентавра, совсем как щенок, которому снится, что он куда-то бежит. Потом вдруг река исчезла, и вокруг поплыл серый туман. Мальчик нахмурился и плотнее завернулся в одеяло. Во сне ему стало обидно, что он так и не успел добежать до реки, а она так ласково манила своей ясной синевой...
Потом ему стал сниться чей-то дом, в котором стройная женщина накрывала на стол и звала его обедать. Слов, с которыми обращалась к нему хозяйка, Эвьйо не мог разобрать, а голос был чем-то похож на голос Тис...
Мальчик потянулся - и наткнулся на какой-то пушистый комок.
- Ма... - прошептал он, сгробастав комок в охапку, прижимая к себе.

0

72

==> Болото.

Он шарахался по лесу целую ночь, только на пару часов задремав где-то между деревьев. Да, все спят, а он ходит себе... сегодня была славная ночь, настолько славная, что он даже убивать не хотел. Лунный свет ярко серебрил верхушки деревьев, изредка попадая на тропу и освещая дорогу Натаниэлю. Он не очень-то в этом свете нуждался, глаза у него были, как у кошки, но все-таки этот холодный, леденящий свет ему нравился, завораживал. Красивый, да, очень. Увы, все прекрасное кончается. Луна медленно, но верно уходила за горизонт, на небосклоне догорали последние звезды. В лесу царила тишина, пока что не нарушаемая даже ранними птицами. На востоке небо чуть-чуть посветлело, но на западе ещё царила ночь, не отдавая мир во власть утра.
Мне было хорошо, потому что ему было хорошо, а значит, и всем хорошо - он никого не станет убивать, если у него такое настроение. Странно, даже рот не затыкает, обычно он не очень-то любит, когда я говорю о его любимом занятии, вернее, о том, почему он до сих пор им не занялся. Хм, лучше не буду испытывать его терпение, он парень нервный, головой о дерево ненароком... шучу! Шучу, не надо меня загонять в подсознание, и так уже мучаешь. Эх, вот мог бы я тобой управлять! Цце, кто из нас дурень? Вот кровожадный гад...
Вы не обращайте внимания, это так, братские споры. На самом деле мы очень любим друг друга и ценим, верно, Натаниэль? Ладно, ты меня не любишь. Но ведь ценишь, верно? Тебе бы так было скучно без меня. Подумать только, одни убийства. Со скуки помереть можно. Но скучающих маньяков свет не видывал, поэтому у тебя есть я!
Натаниэль шел вдоль небольшой реки, оставляя на песке еле заметные следы. Ступал он тоже легко, по-кошачьи. Он чуял в воздухе запах какой-то еды и слышал, рядом жизнь. Вскоре он увидел, не выходя из-за зарослей орешника, готовящего на костре еду кентавра - эва, какая редкость!, - спящего мальчика и белую слишком хвостатую лису в его руках. Странная компания... но ещё странней она будет, если к ним присоединится маньяк. Верно? Верно.
- Та-м... привет! Я Натаниэль, гулял тут, вас увидел... можно к костру?
Парень вышел из-за кустов и подошел к кентавру. Садится пока он не стал. Вдруг этот копытный мысли читать умеет... или меча на поясе Натаниэля боится. Все возможно, да. Но скорее всего он пригласит его сесть, заведет разговор, и тогда... нет, ему вовсе не хотелось сейчас никого убивать. Просто кушать. И все.

0

73

Мельхиор добродушно улыбался, наблюдая за Сайки и мальчиком. Не успела белая лисичка подняться на лапы, как так и не проснувшийся до конца Эвьйо сцапал зверька и притянул к себе - та и пискнуть не успела. Менестрель ласково погладил ученика по темным волосам: Вставай, Эвьйо! Пора завтракать!
Внезапно кентавр почувствовал рядом присутствие другого существа и насторожился, впрочем, никак не показав внешне свое беспокойство. Тот, кто находился рядом был опасен, но угрозы именно для них не нес - вот что понял Мельхиор, проанализировав исходящие от незнакомца эмпатические потоки. И тут на берег вышел подросток лет пятнадцати:
- Та-м... привет! Я Натаниэль, гулял тут, вас увидел... можно к костру? - светловолосый музыкант приветственно кивнул, не сводя с парнишки внимательных темно-синих глаз:
И тебе привет, Натаниэль. Садись к огню и раздели с нами нашу скромную пищу! - менестрель надеялся, что этот таивший в себе угрозу юноша не преступит древний неписаный закон путников - "не причинять вред разделившим с тобой еду и кров". Тем не менее, белоснежный кентавр постарался как можно непринужденнее отгородить пришельца своим телом от зевающего эльфенка и лисицы - мало ли что... Мельхиор протянул Натаниэлю свежеиспеченную лепешку: Утоли свой голод, путник. Мое имя Мельхиор, а это мой ученик Эвьйо и подруга Сайки. - он указал взглядом на мальчика и зверька, одновременно послав мысленное предупреждение - Тронешь их - будешь иметь дело со мной.

0

74

Не пытаясь освободиться от объятий Эвью, Сайки снова опустилась на землю. Прищурившись, лисичка продолжила наблюдать за Мельхиором, изредка шевеля кончиком носа. Неожиданно до ее чуткого нюха донесся запах. Чужой запах. Почему то ей сразу стало страшно. Серебристо-синяя шерсть на загривке поднялась дыбом, но Сай изо всех сил старалась больше ничем не выдать своего страха. На полянку вышел высокий юноша. Не старше Эв. Но от него исходило ощущение опасности.
- Та-м... привет! Я Натаниэль, гулял тут, вас увидел... можно к костру?
Лиса распушилась, став похожей на облако. Но спокойный голос менестреля успокоил белую лисицу.
И тебе привет, Натаниэль. Садись к огню и раздели с нами нашу скромную пищу! - Что ж ему виднее. - Сай опустила шерсть. Утоли свой голод, путник. Мое имя Мельхиор, а это мой ученик Эвьйо и подруга Сайки. - она кивнула. Лиса, конечно, не могла слышать беззвучного предупреждения кентавра, но все равно почувствовала себя в безопасности. Ну, эльф и эльф... ну посидит с ними... вроде ничего сверхъестественного и ненормального. Хотя, что он забыл здесь в такое время? - задумался двухвостый песец, но эту мысль сменила другая: А что такого? Может это просто путник? Возможно, путь был далек и тяжел...
Спорить с внутренним голосом было бесполезно.

0

75

Меховой комок попытался выбраться из его рук, и его шевеление окончательно разбудило мальчика. Еще не открывая глаз, он почувствовал, как его растрепанных волос коснулась тонкая ласковая рука.
- Вставай, Эвьйо! Пора завтракать!
Эльфенок открыл глаза и улыбнулся склонившемуся над ним учителю. Первые солнечные лучи прозрачного ноябрьского утра золотили светлые волосы кентавра, и весь он казался окруженным едва заметным сиянием.
- Доброе утро, - прошептал Эвьйо и зевнул, садясь на смятом за ночь мхе, все еще кутаясь в одеяло, наконец-то выпустив Сайки.
Тем временем на берегу появился еще один эльф - парень лет пятнадцати, но выглядящий куда старше Эвьйо. Держался юноша уверенно, возможно, благодаря тому, что к поясу его был прицеплен меч. Мельхиор приветливо заговорил с незнакомцем, как бы невзначай встав между ним и эльфенком. Сайки тоже настороженно пошевелила ушками, явно встревожившись. Эвьйо из под ног стоящего кентавра разглядывал того, кто назвался Натаниэлем, и жалел, что тот не пришел хотя бы на 10 минут позже - мальчику хотелось сходить к реке и умыться, но пройти в одиночестве мимо незнакомца он боялся.

0

76

Как и ожидалось, встретили его вроде и приветливо, а вроде и весьма настороженно. Что, впрочем, неудивительно. Это, наверное, инстинкт. Даже если бы у него не было меча, все равно они бы забеспокоились. А значит, забеспокоились бы сильнее, чем сейчас. Полезная все-таки вещь меч. Особенно когда ты не собираешься им кого-то рубать, да, Нат? Знаю я, что нет, но можно подумать, ты и правда такое чудовище, каким пытаешься казаться! Хотя я неправ. Ты и правда таков. Маньяк до мозга костей. Если у тебя и обычный имеется...
Извините, временные неполадки. Брат слишком распоясался, так что временно вам придется терпеть меня, такого вот кровожадного и плохого. Что, хнычешь, чудо ты в перьях? Правильно, хнычь. Ладно уж, ладно. Говори. Мне не до них сейчас.
И вот мы вновь вместе! На чем я остановился? Ах да, лучше не вспоминать. На чем остановился он? Точно. Странная лесная компашка на берегу реки. Кентавр якобы невзначай заговорил собой своих спутников и Натаниэль усмехнулся. Недобро так. Если он захочет, то никакая защита друзей копытного не спасет. Мельхиор, значит... Мельхиор. Мель... хиор... ничего особенного. Натаниэль кивнул и присел рядом, взяв из рук кентавра лепешку. Откусил. Ням. То бишь вкусно, да.
Песец, вернее, весьмеца хвостатая белая лиса, распушилась и спушилась обратно. Ей, похоже, Натаниэль не понравился. Но он вообще никому не нравится, поэтому парень не обиделся. Теперь уже радостно улыбаясь, он откусил ещё и решил строить из себя просто дурачка. То есть путника, без каких-либо негативных намерений. И пусть даже он про себя придумывал способы убить каждого из них, каким бы образом он действовал. Однако, что-то не то. Убивать Необычайную было не в его стиле. Да и ребенок - тоже не то... а вот излишне самоуверенный кентавр - само то. Кстати...
- А почему столь странная компания ночует в лесу? Где твои родители?
Последний вопрос относился непосредственно к Эвъйо. Так, кажется, его зовут. Редко когда встретишь в лесу одинокого ребенка, а если рядом с ним такие редко встречающиеся существа... Вряд ли кентавр был отцом мальчика, по крайней мере, Натаниэль о таких парадоксах не слышал.

0

77

Синие глаза менестреля настороженно следили за Натаниэлем - белоснежный кентавр не мог не почувствовать опасность, исходящую от безобидного с виду парнишки. - Доброе утро - тихо проговорил Эвьйо, и Мельхиор улыбнулся мальчику: Горазд же ты спать! Иди мой руки и садись к столу... - музыкант взглядом указал эльфенку на родник, текущий к речке, к которому тот мог спокойно пройти, не приближаясь к незваному гостю. Впрочем, Эв зря боялся Натаниэля - вряд ли тот посмел бы поднять руку на мальчишку в присутствии его Наставника. Недаром говорили, что кентавр - это сила эльфа помноженная на лошадиную, так что в случае чего Мельхиор вполне мог дать отпор врагу и похлеще, чем шестнадцатилетний подросток.
- А почему столь странная компания ночует в лесу? Где твои родители? - менестрель почувствовал, что этот вопрос может быть не слишком приятным для эльфенка, поэтому довольно резко ответил пришельцу: Эвьйо - мой ученик, а ночуем в лесу мы лишь потому, что нам так захотелось. А ты, Натаниэль? Почему ты ночью разгуливаешь по лесу один, да еще с мечом?

0

78

Эвьйо - мой ученик, а ночуем в лесу мы лишь потому, что нам так захотелось. А ты, Натаниэль? Почему ты ночью разгуливаешь по лесу один, да еще с мечом? - лиса согласно закивала. Действительно, что он бродить тут?
К этому моменту солнце уже почти полностью выбралось из-за горизонта, окрасив небо в голубовато-золотой цвет. Красота. На западе потухли последние звезды, в лесу запели птицы. Песец потянулся, широко зевнув и еще раз посмотрев на Натаниэля, спряталась за Мельхиором. От этого странного эльфа исходило странное чувство опасности, запах крови, заставляющее страх вновь зашевелиться в глубине сердца лисички.
Она вздрогнула, осторожно выглядывая из-за кентавра. Рубиново-красные глаза ярко блестели, в них угадывался страх. Шерсть на загривке опять поднялась. Ааа… что ж такое… успокойся! - Сай одернула себя в который раз.

0

79

Начало игры

Домино шёл по залитому солнцем песчаному берегу. Лапы утопали в золотистом песке. Лис фыркнул, вытаскивая правую лапу. Ему было скучно.
Занимался рассвет. Золотое солнце поднялось из-за горизонта, согревая своими лучами землю. Ужасно красивое зрелище. В воде рядом с берегом блеснула чешуя маленькой рыбки и лис прыгнул к самой кромке воды, лапой накрывая добычу. Вышвырнутая на берег рыбёшка трепыхалась не долго, и Домино с удовольствием позавтракал.
Он лизнул нос и подставил его встречному ветру, улавливая запах незнакомых ему существ. Их было трое.
Лиса заметил фигуры незнакомцев и припал к земле, решая наблюдать за ними издалека.
Глаза Домино заметили кентавра, маленького мальчика и эльфа.
Обстановка была несколько напряженной. Он снова принюхался и различил запах какого-то зверька. Но самого его не видел. Видимо его или её загораживали фигуры остальных...

Отредактировано Домино (2009-11-30 19:59:35)

0

80

Солнце наконец-то вышло и залило берег легким прозрачным светом, уже не теплым, как летом и ранней осенью, но вселяющим надежду. Однако Эвьйо почему-то показалось, что вокруг незнакомого паренька по-прежнему лежат ночные тени. Что-то странное было в нем. Вот и Сайки снова встревожилась, вздыбливая шерстку на загривке.
Мельхиор, все еще отгораживающий его от Натаниэля, указал Эвьйо взглядом на ручеек, который эльфенок не заметил впотьмах. Мальчик понял, что так он сможет умыться и набрать воды для чая, и, подхватив котелок, метнулся к родничку. Несмотря на то, что он верил в силу наставника и способность кентавра его защитить - по спине все равно пробегал неприятный холодок, и Эвьйо постарался стать как можно меньше, опустившись на колени у родника, низко склонившись над водой.
Так в меня сложнее попасть, если он решит чем-нибудь бросить...

0

81

Захотелось, захотелось... всем нам чего-то в этой жизни хочется, однако это всегда какие-то мелочные животные желания, основывающиеся на глупых потребностях эльфов в наслаждении и удовлетворении своих желаний. Мелочность... пожалуй, главная проблема всех времен и народов. Делает из народа толпу и тому подобные превращения интеллектуала в обычного, потакающего всем своих желаниям эльфа. Без неё никуда не деться, она в нашей жизни и в жизни окружающих нас, она - в нас самих, это наша природа. Правда, не судить же всех по одной линейке. Есть и такие, кто справляется с этой врожденной глупостью, избавляется от мелочности и становится поистине мудрецом, или, говоря простым языком, пафосной сцукой, да простят мне духи мои слова. Таких тоже мало кто может терпеть, учитывая простоту характера эльфийского. Знаете, говорят, что в далеких странах, а скорее даже мирах, ведь в этом мире других стран нет, эльфов считают возвышенными существами с высокими моральными критериями и чрезвычайно учтивым поведением. Посмотришь вокруг и обломаешься - все эльфы проще простого, только некоторые из них действительно соответствуют мифам.  то это уж очень редкая редкость. Ну вот видите, начали с простой фразы кентавра, а закончили целой лекцией о недостойном поведении живущих ныне братьев наших. Пожалуй, пора перейти к более насущным проблемам, для философии у нас найдется время в одиночестве. Итак, что он там сказал?
Натаниэль улыбнулся. Этот кентавр мало чем отличался от других населявших эту землю существ. Правда, в эго фразах было нечто такое эдакое, вернее, он пытался говорить так, как издревле выражались его родичи. только вот он не знал, что наречие кентавров для ненормального давно потеряло и смысл, и необычность. Много кто не сможет не восхитится заумным говором мечтателя-гадальщика, пророчествующего будущее и читающего прошлое. Но тому, кто не интересуется ничем, кроме ничего...
Мельхиор, да, так его имя. Он ответил за своего ученика, впрочем, Натаниэль и не думал, что зашуганный мальчонка сам сподобится ответить. Малыш слишком боится его, а ещё, похоже, не только он. Как известно, у живущих в лесу существ сильно развита интуиция. Белая лиса так точно уже подобралась, пытаясь побороть вопящий об опасности инстинкт, и зря боролась с ним, зря. Он ведь правда ох как опасен. И зря этот кентавр так пытается выглядеть беспечным и так уверен в том, что легко сможет победить худощавого подростка. Он не знает, что где-то там, в голове этого парня, творится невесть что, ничего не знает... и снова банальный вопрос. Дэмеур улыбнулся.
- Почему? Хороший вопрос. Наверное, потому, что у меня нет дома и нет никого, с кем бы мне было интересно. Поэтому я один, поэтому в лесу, а почему с мечом, объяснять не буду. Тяжелое детство, знаете, с не менее тяжелыми для меня последствиями.
Если есть желание и возможность, почему бы ему не поиграть? Намеки... он очень любит намеки, да. Я тоже, поверьте, поэтому я соизволю объяснить немного, что это значит вообще и конкретно для него. Вообще - это способ сказать что-то не напрямую, а заставляя собеседника догадываться, намеки бывают разной сложности в зависимости от интеллекта и цели говорящего. Для Натаниэля же... это была игра, сложная для других и забавная для него. Что бы вы не думали, он очень умен, к его уму и сообразительности не имеет никакого отношения полуторное раздвоение личности и маниакальные пристрастия. Он умен, поэтому и играет с теми, кто встречается на его пути. Иначе ему не было бы так скучно жить на свете. Редко ему находились достойные собеседники, ещё реже те, кто догадывался о смысле его намеков. Если честно, таких вообще до сих пор не бывало. То есть была одна, девочка-вервольф, славная такая стерва. Натаниэль любил таких, с ними можно было весело пообщаться. Но с такими, как этот кентавр, можно и поиграть. Он, как я говорил уже, слишком умен, чтобы ляпать всю правду, а потом смотреть, что из этого выйдет, как сделал бы дурак. Нет. Он поиграет немного, а когда наскучит, попугает мальчонку, зашугает интуитивную лисичку и пойдет себе дальше, оставив лесу разъяренного кентавра. Но как и когда он это сделает... богам смерти лишь дано знать. Когда захочет. Когда станет неинтересно.

0

82

- Почему? Хороший вопрос. Наверное, потому, что у меня нет дома и нет никого, с кем бы мне было интересно. Поэтому я один, поэтому в лесу, а почему с мечом, объяснять не буду. Тяжелое детство, знаете, с не менее тяжелыми для меня последствиями.
Мельхиор усмехнулся: Ну да, теперь с девяностопроцентной вероятностью можно предположить, что у парня проблемы с законом. Возможно, потом стоит рассказать об этой встрече Тискоре. Все же, вернулся я в этот мир только вчера, и должен изучить его заново. Во всяком случае, сегодня звезды заговорят со мной... Глубокие синие глаза менестреля внимательно изучали лицо Натаниэля: - Отсутствие интересных собеседников - главный бич этого мира. А дома нет у многих... Расскажешь о своем детстве? - музыкант мягко улыбнулся, достал из сумки гитару и любовно провел тонкими пальцами по полированному дереву, коснулся струн... Мелодичный перебор, негромкая, но быстрая, зовущая музыка - музыка другого мира:
Я уличный пес. Подвал, в котором я рос,
Бывал со мною часто жесток:
Учил быть первым всегда от ушей до хвоста,
И ненавидеть хозяйский свисток.
Мой первый педагог
Отдавал мне все, что мог -
Он был героем уличных драк,
Он твердил, что только тот
Побеждает, в ком живет
Блюз бродячих собак.

Отредактировано Мельхиор (2009-12-02 20:16:20)

0

83

Сай обошла эльфа широким кругом. Иногда подходя ближе и принюхиваясь, иногда резко отскакивая в сторону. Она старалась держаться спокойнее. Уши подняты пушистыми треугольниками, угольный нос возбужденно шевелится, а два хвоста параллельны земле. Лиса пыталась предугадать возможные действия Натаниэля, но пока тщетно.
- Почему? Хороший вопрос. Наверное, потому, что у меня нет дома и нет никого, с кем бы мне было интересно. Поэтому я один, поэтому в лесу, а почему с мечом, объяснять не буду. Тяжелое детство, знаете, с не менее тяжелыми для меня последствиями.
При этих его словах Сайки вздрогнула. В них было что-то... подобное яркой окраски ядовитых рыбок, предупреждающее об опасности. это все обман... эта доброжелательность... эта его внешняя не опасность... - глаза лисы потемнели. Ей было страшно. Но это был не первый, панический, безумный страх. Она отошла от Натаниэля и уселась чуть в сторонке, продолжая мрачно рассматривать эльфа.

0

84

Эвьйо наскоро умылся ледяной ноябрьской водой и поскорее вернулся к костру. Он еще успел услышать последние строчки песни, которую пел кентавр. Незнакомый юноша с мечом по-прежнему был тут, и, судя по всему, уходить не собирался. Эльфенок чувствовал в нем что-то неправильное, неорганичное для мира... Как будто легкий запах безумия. Конечно, запахом это не было, скорее интуитивным чувствованием, какое бывает у очень осторожных существ, привыкших бояться за свою жизнь...
Эвьйо сел рядом с Сайки и погладил ее по шерстке.
- Мельхиор не даст нас в обиду... - шепнул он. - Всё будет хорошо...
Однако в его устах это "все будет хорошо" прозвучало не очень убедительно. Какая-то угнездившаяся глубоко внутри уверенность шептала эльфенку, что хорошо у него ничего не будет, и он может только выживать, выживать, выживать, ради еще одного глотка холодного осеннего воздуха, ради еще одного встреченного рассвета, ради возможности просто ходить по лесу в сопровождении тех, кто был добр к нему.
Эвьйо посмотрел на Натаниэля и внезапно его захлестнула волна ненависти. Этот, с мечом, напомнил ему кого-то другого, от которого также исходил легкий запах безумия...
- Уходи... - тихо выдохнул он, и вдруг вскочил, закричав. - Убирайся! Ты любишь мучать других, да?! Иди прочь, иди на побережье, уходи!

0

85

О детстве... он бы с радостью, поверьте, с превеликой радостью поведал бы этому бродячему кентавру о своем прошлом. Однако, увы, подобные ему личности склонны неадекватно воспринимать его рассказы. Может, потому, что помнит он лучше всего именно то, что сделало его таким, каков он сейчас, а может, потому что он не умеет как следует рассказывать. Перед глазами мелькали картины прошлой и настоящей жизни. Часы в комнате с окровавленным трупом отца, оцепенение на пару с легким безумием, потом уход из дому и - улыбка. Первая улыбка, которую он помнит достаточно хорошо, была улыбкой того времени. Очаровательная улыбка уже свихнувшегося шестилетнего мальчика, которому спустя десять лет было суждено стать ходячей машиной для убийства. Машиной, которой, впрочем, присуще чувствовать. Я сказал бы, что делает его больше эльфом, нежели машиной, но сам он говорит, что это делает его зверем. А вы что думали? Будто он восхищается собой? Будто ему нравится быть таким, каков он есть - редкостной мерзостью с непреодолимой жаждой убивать ради вида крови, густой, насыщенного цвета темного красного вина, такой живой и одновременно больной, зачаровывающей, загадочной... Да нет, вы правы. С тех самых пор, когда он был маленьким мальчиком с недетскими наклонностями, ему понравилось быть таким, каким он стал, понравилось отличаться от других, быть в своем роде уникальным, неповторимым. Даже такой ценой. Можете считать его настоящим психом, можете называть его маньяком. Ему это только нравится, он этим наслаждается. Он хозяин этого мира, этот мир служит ему, этот мир делает его жизнь очаровательной, неповторимой... Жизнь психа-убийцы. Она прекрасна.
Мельхиор красиво пел, в его песне слышались и его осторожность, и какое-то желание помочь. Но он так и не понял ничего. Был близок, но не опасно, и не понял. Даже жаль немного, вед он был умен... но не дошло. Не судьба.
- Я бы мог. Но не хочу пугать мальчика. Ему о таком слушать рано. Да и вам тоже будет не очень приятно. Скажу только, что родители умерли, а сам я жил один с малых лет. Вырос... не примерный ребенок, да. Но разве послушание помогает нам выжить, дарит нам место среди других?
На самом деле он имел в виду вовсе не послушание, а тихую и мирную жизнь, то есть то, от чего он отказался давным-давно, ещё когда в первый раз почувствовал свою потребность в крови, в смерти. Тогда черная рука его госпожи навсегда отвернула его от обычной жизни, повернув в сторону темноты, отобрав у него душу и разделив разум для тени, для жалкой частицы контроля. Мало помогло... но без этого он слишком часто собирал бы жатву на жертву госпоже. Смерть... госпожа, королева, великая, прекрасная. Только она несет нам то, чего боятся больше всего - неизвестность. говорят, что душа бессмертна и остается жить на земле после смерти. Все это ложь и сказки, после смерти не остается ничего, ровным счетом ничего. Именно этого все и боятся. А он - нет. Его жизнь - радость и восхваление смерти, так чего же ему боятся? Он ушел от этого. Отказался от бытия обычным, трусливым подонком, таким же, как и все вокруг. Он стал бесстрашным, сумасшедшим, мудрым. Он стал редкостной тварью, сволочью, убийцей. это звучало музыкой для него... музыкой. И это делало его кем-то среди никого. Это было его местом среди всех - он очищал этот мир, он старался ради госпожи. Он знал, что всех не убьет... и это стало для него игрой. Он играл с жертвами, с теми, кого решил пощадить, с теми, кого уже убивал. Разве игра - не лучшая из жизней? Интереснейшая, по крайней мере. Говорят. что мир - это театр, в котором зрители - это боги, а актеры - все существа. Но знаете, есть пешки, а есть ладья, сам по себе, сам для себя, смерть для себя, смерть для королевы. А королева защищает короля - хаос. Это мир, это мрак. Это он сам.
Белая лиса наматывала вокруг него круги, то приближаясь, то наоборот. Натаниэля это забавляло, но не более того. Он знал, что Необычайные наиболее чувствительны в плане эмпатии, значит, она ощущает опасность, от него исходящую. Но она не знает ничего, что могло бы подтвердить её чувства, а значит, это будет его только забавлять, до поры до времени.
Но вот мальчик смог его удивить. За что ему высочайшая похвала - удивить Натаниэля почти никто не может, это надо постараться. Но, так или иначе, надо из этой ситуации выйти аккуратно, что значило убедить в собственной невиновности кентавра. Ему нравилось говорить с ними, ему нравилась эта встреча, ему не хотелось уходить. А если ему не хочется - он не уйдет. Натаниэль встал и подошел к Эвъйо. Положив ему на голову руку, парень сильно нажал, так, чтобы тот мог вырваться, и погладил его по черным, спутанным волосам. Дэмеур был гораздо выше мальчика, что играло ему на руку. На лице играла снисходительная улыбка.
- Ну что ты, мальчик, какой из меня злодей! Я просто путник, уставший путник. Никогда не бывал на побережье и не желаю побывать. Ну же, успокойся, это просто нервы.
Парень отпустил Эвъйо и снова сел на прежнее место, все так же улыбаясь. Глядя прямо в синие глаза кентавра, он затянул старую, любимую песенку:
- Весь мир стал мне вдруг непривычнее.
Все краски темнее обычного,
Исчезли слова и значения,
Осталось одно увлечение.
Весь мир потемнел тьмою темною,
Укрылся вуалью нескромною.
Осталась лишь боль необидная,
Остались фрагменты завидные.
Весь мир тушью стал нарисованный,
Болью моею подкованный.
В узде от печали, тоскливости.
Не жди, в этом мире нет милости.
Весь мир закричал белой чайкою,
Весь мир стал лишь сказочной байкою.
И только я жду её слов земных,
Прекрасных, с желанием связанных.
Весь мир поглощен тьмою темною,
С злодейством и злостью укромною.
Мы стали здесь главными, лучшими,
В мире новом под новыми тучами.

Офф: песня моя, и извините за очередной взрыв фантазии.

+1

86

- Я бы мог. Но не хочу пугать мальчика. Ему о таком слушать рано. Да и вам тоже будет не очень приятно. Скажу только, что родители умерли, а сам я жил один с малых лет. Вырос... не примерный ребенок, да. Но разве послушание помогает нам выжить, дарит нам место среди других? - Мельхиор лишь усмехнулся, отложив инструмент в сторону. Темно-синие глаза как будто видели Натаниэля насквозь. Собрав все свои способности к телепатии, менестрель послал Дэмеуру одну четкую мысль: - Тебе приходилось убивать, и не раз. Не знаю, кто ты, но если ты попытаешься навредить хоть кому-то из моих друзей, то я убью тебя самого, ясно? В тот момент, когда таинственный подросток дотронулся до Эвьйо, кентавр с невероятной для такого крупного существа скоростью оказался рядом с Натаниэлем. Холодное лезвие кинжала было готово пронзить тело подростка - стальное острие незаметно для Сайки и эльфенка прижалось к тонкой шее Ната, хоть тот уже отошел от мальчика. Мельхиор наградил его таким угрожающим взглядом, что его можно было понять только однозначно: "еще одна такая выходка - и ты труп!" Музыкант без колебаний убил бы этого странного подростка, нежданно-негаданно вышедшего к их костру из леса, поскольку знал: он - зло. Знал без всяких доказательств, поскольку на уровне эмпатии представлял Натаниэля в образе бешеного пса, которому уже все равно, кого убивать, лишь бы почувствовать на зубах свежую кровь. А бешеных собак убивают без промедления...
Тем не менее в слух белоснежный кентавр спокойно произнес: - Мы не гоним тебя, Натаниэль. Прости моего ученика - он немного переволновался! С этими словами музыкант одним движением задвинул Эва себе за спину - не хватало еще, чтобы мальчик пострадал...

0

87

- Я бы мог. Но не хочу пугать мальчика. Ему о таком слушать рано. Да и вам тоже будет не очень приятно. Скажу только, что родители умерли, а сам я жил один с малых лет. Вырос... не примерный ребенок, да. Но разве послушание помогает нам выжить, дарит нам место среди других? - Сайки усмехнулась. - Я понимаю, почему ты не хочешь говорить. Ты пахнешь кровью, что пролилась в твоем прошлом.
- Мельхиор не даст нас в обиду... Всё будет хорошо...- прошептал ей на ухо Эвьйо. Если это не сможет сделать он, это сделаю я. - Лиса замотала хвостами из стороны в сторону, сдерживая себя. В подушечки лап впились тонкие иголочки, вызывавшие щекотку, переходящую в дрожь. В самые неожиданные, подчас непомерно опасные моменты жизни, любой зверь, забывая про страх готов напасть. И не важно, что враг крупнее и сильнее, не важно что шансов нет. Этим звери и отличаются от эльфов. Вот и сейчас, песцу хотелось сорваться с места и вцепиться в Натниэля, и только сила воли, пополам со страхом держала ее на месте.
- Уходи... Убирайся! Ты любишь мучить других, да?! Иди прочь, иди на побережье, уходи! - неожиданно закричал эльфенок, так, что лиса отшатнулась. В ответ на это, эльф подошел к Эв и положил руку ему на голову. Нет! - лиса распушила шерсть, хвосты вертикально взвились в воздух, глаза горят. Из-за оскаленных клыков послышался рык.
- Грррр! - она сделала медленный шаг к юноше.
- Мы не гоним тебя, Натаниэль. Прости моего ученика - он немного переволновался! - Что? Как Мельхиор может так говорить?! Он же видит! Видит как он опасен! - рык сделался тише, но белый зверь был все так же готов броситься на врага.

0

88

Когда Натаниэль подошел и опустил руку ему на голову, довольно ощутимо нажав - Эвьйо оцепенел от ужаса. Сейчас он свернет мне шею... - тоскливо подумал мальчик. Это казалось чем-то почти неизбежным. Эльфенок чувствовал пальцы подростка в своих волосах, и понимал, что достаточно тому сжать и резко повернуть - и позвонки с мерзким хрустом сломаются. Он даже готов был поклясться, что знает, как именно звучит этот хруст, и слышал его когда-то со стороны. К горлу подступила тошнота, Эвьйо побледнел почти до цвета Сайки.
Однако странный юнец все-таки не стал убивать его. Неуверенно подняв глаза, мальчик увидел рядом с Натаниэлем Мельхиора.
- Прости моего ученика - он немного переволновался!
Голос учителя казался далеким. Вот кентавр уверенным движением задвинул его себе за спину. Эвьйо автоматически подчинился, снова сев на мох. Его била дрожь. Тошнотворный страх перед этим существом, так лицемерно погладившим его, мешался с несвойственным желанием наброситься, кусать и царапать его. Это чувство было странным для эльфенка, и тот закусил губу, постаравшись спрятать все лицо в вороте свитера.
Наверное я плохой... Учителю теперь будет стыдно за меня...
- Саай... - беспомощно позвал Эвьйо, надеясь, что с лисой в руках ему будет проще успокоиться.

0

89

Это было уже попросту глупо. Сказать по правде, он и сам был виноват в этом, слишком быстро начал вести игру к концу. Но все же он умеет вовремя остановить ставшую бессмысленной игру. А сейчас как раз то время, когда для него игра не имеет никакого интереса, а других начинает пугать и малость сводить с ума. Если кентавр просто очень опасается его, а вот мальчик может пострадать психически; мало кто выдерживает его присутствие, если он начинает играть. Некоторые просто убегает, обрекая себя на участь жертвы, некоторые ведут разговор до последнего, пока не сходят с ума, а некоторые пытаются на него напасть, и тоже заканчивают, как жертвы. Что же ждет их? Пожалуй, пора закончить с ними так, как с жертвами. Только не со всеми, у него ведь тоже есть принципы.
Натаниэль со скучающим видом поднялся на ноги. Игравшая на губах улыбка погасла. Сейчас его лицо выражало только бесконечную скуку и безразличие. Ему надоела эта обстановка, ему надоели эти собеседники, которые на грани паники, но пытаются этого не показывать. Хотя нет, мальчик словно открытая книга. А вот Мельхиора будет жаль все же, он был интересным существом, однако, увы, не умел различать, когда пора остановиться и уйти. Возможно, он бы и не стал его преследовать, пожалел бы оставшегося без наставника Эвъйо. Но сейчас... ему было наплевать.
- Что ж... пожалуй, с вас и меня довольно. Мы наигрались. Как вы уже все догадались, никакой  не путник - я призрак, слуга этого леса, очищающий его от тех, кто недостоин жизни. И ты, Мельхиор, из таких. Твоего малыша я пощажу, из него может выйти толк - гляди, с какой ненавистью на меня смотрит. И лису отпущу, Необычайные для меня никто.
Закончив свою короткую речь, Натаниэль не стал медлить ни секунды. Он не мог недооценивать противника, и знал, что мгновение промедления способно помешать ему выполнить задуманное. Еще не затихли последние слова, а клинок взлетел в руке подростка и вонзился в грудь Мельхиора. Ему повезло, кентавр оказался от него ровно на том расстоянии, чтобы ударить сразу, не пришлось ни отходить, теряя драгоценные секунды, ни приближаться, давая противнику возможность ответного маневра. Все произошло очень быстро, и Натаниэль успел насладиться видом первой струящейся по острию струйке крови, прежде чем выдернуть меч и отскочить. Даже смертельно раненый, Мельхиор оставался опасным противником. Что ж, так даже интереснее. Дэмеур облизнулся, не сводя глаз с кентавра, но обращаясь при этом к Эвьйо.
- Эх, мальчик, остался ты один. И ты, лисичка... не скажу, что мне жаль - мне приятно. Твой учитель сейчас умрет. надеюсь, ты запомнишь каждый миг его агонии.
Издевательская улыбка коснулась губ Натаниэля. Его натура слуги госпожи своей королевы одержала верх. Он принес её очередную жертву, недостойную жизни. Он выполнил свою работу.

0

90

Мельхиор не стал уклоняться от прямого удара меча - не хотел, да и не успел бы все равно. Безмерная усталость словно навалилась на плечи - за все четыреста прожитых им лет. Немалый срок... Кентавр, знал, что это случится - звезды рассказали - и не пытался избежать своей судьбы.
Меч подростка с хрустом вошел в грудь менестреля, рот наполнился кровью. Странно, но боли не ощущалось... Мельхиор метнул кинжал вслед исчезающему среди деревьев Натаниэлю, но не знал, попал ли в цель. Ноги белоснежного кентавра подогнулись, и он тяжело опустился на землю, уже покрытую алыми пятнами крови. Музыкант чувствовал, что жить ему осталось недолго... Меньше часа, если уж быть честным, так зачем тратить силы на попытки перевязать и исцелить рану, если можно сделать что-то, более нужное?
- Эвьйо... Подойди ко мне, малыш... - тихо проговорил кентавр, тяжело дыша. Одновременно менестрель начал собирать внутри себя все свои магические способности, чтобы выполнить задуманное. Не все так плохо...

0


Вы здесь » ~Духи Северного Леса~The North Wood~ » Лесные озёра и реки » Солнечный берег